Пономарева обыскались: Защита «дизельного махинатора» ищет основания для его выхода из СИЗО

Материал опубликован: 27.09.2018 в 17:46
Читайте «ЭКСТРАБЛОГ» в Яндекс Новостях

Защитники Пономарева подали жалобу в президиум Мосгорсуда, которую тот
должен вскоре рассмотреть. Они доказывают, что обыск в квартире их клиента
был проведен незаконно, да и вообще это было не жильё, а адвокатский офис.

Цель обращения в суд очевидна – обвиняемому по пяти уголовным статьям
хочется на свободу. Но осуществимо ли это?

Константин Пономарев находится В СИЗО с июня 2017-го. Он обвиняется по
пяти уголовным статьям: следствие считает, что он виновен в особо крупном
мошенничестве, особо крупном уходе от налогов, а также в ложной даче показаний
и подкупе свидетелей. Все это было «накоплено» клиентом за долгую карьеру
сутяжника, когда он подавал многомиллионные иски к крупным компаниям, а
выигранные деньги прятал от государства.

Чтобы обыграть следствие, адвокаты Пономарева обратились в суд с жалобой
на незаконный обыск в квартире клиента. Дело ими представлено так: следователи
работали не в жилом помещении, а в офисе адвоката Павла Казареза, находившимся
на рабочем месте «в момент обыска за своим столом».Данный юрист действительно
сотрудничает с Пономаревым. В частности, он участвовал в спорах с ИКЕА,
компанией «Главстрой-СПб» Олега Дерипаски и с госкорпорацией «Кубаньэнерго».

Причем в последнем случае юрист попался на создании фиктивного документооборота
с целью отобрать у энергетиков 5,3 млрд. рублей. В настоящий момент Казарез
скрывается за границей.

Но что не так с квартирой?

Суть в том, что обыски в отношении адвоката проводятся по статье 450.1
Уголовно-процессуального кодекса, а не как у обычного гражданина. Свою позицию
сторона Пономарева подтверждает «краткосрочным договором» Казареза с обитателем
СИЗО. И если жалоба будет удовлетворена, то адвокаты «дизельного махинатора» –
такое прозвище их клиент получил за манипуляции с передвижными электростанциями
во время конфликта ИКЕА – смогут в дальнейшем оспорить как выводы следствия,
так и собственно приговор. Далее вполне логично будет ожидать освобождения
Пономарева.

Вот только насколько состоятельны претензии жалобщиков? По данным выписки из
домовой книги и данных Росреестра, квартира, о которой речь, на момент
проведения обыска находилась в частной собственности Пономарева и никаких
зарегистрированных обременений не имела. Не было, как утверждают,и обозначений,
свидетельствующих о нахождении в квартире адвокатского кабинета. Также при
производстве следственных действий не были предъявлены документы , которые бы
указывали на особый статус помещения. Появились они только теперь.

Примечательно, что из юристов Пономарева не только Казарез известен злоупотреблениями.
Другой адвокат, Максим Загорский находится под домашним арестом по обвинению в
подкупе свидетелей и организации ложных показаний. Ранее он заплатил двум
гражданам соответственно $20 тыс. и $50 тыс. за то, что они поучаствуют на
стороне Пономарева в избирательстве с ИКЕА, дав ему необходимые сведения.

Также Загорский содействовал клиенту, оформив ему регистрацию у себя дома в
деревне Аносино Смоленской области. Там Пономарев наладил работу с судьей
Цуцковой, экс-руководительницей Краснинского районного суда. Она выносила
вердикты в пользу махинатора, нанося материальный ущерб Российской Федерации
в лице ФНС и таким компаниям, как ИКЕА и «Кубаньэнерго».

Впрочем, иногда Пономарев обходился без помощи адвокатов. Так, скрываясь от ФНС
он перерегистрировался из Москвы в область, чтобы поставить под сомнение
результаты проверки,проведенной службой и уличившей неплателщика.

Понятно, что какое-то, и довольно продолжительное, время такая тактика
переезда приносила Пономареву успех. Она вообще являлась частью его стратегии
по «выдаиванию» бизнеса чем займется махинатор в ближайшие годы, зависит, в том
числе от решения президиума Мосгорсуда.

Матвей КАШИРОВ

Источник материала: https://pravo.ru/news/201477/

Подписывайтесь на «ЭКСТРАБЛОГ» в Одноклассниках


Пономарева обыскались: Защита «дизельного махинатора» ищет основания для его выхода из СИЗО